профилактика зависимостей, ПОДДЕРЖКА ЦЕНТРОВ, ПОМОЩЬ В РЕАБИЛИТАЦИИ И СОЦИАЛИЗАЦИИ

Журналист «РИА-новости» в реабилитационном центре «Вершина» фонда «Здоровая страна»

Зависимость 2.0

Индира Валеева, Молодежная редакция РИА Новости.

© РИА Новости. Владимир Вяткин За последние десять лет круг наиболее распространенных зависимостей, как утверждают специалисты, значительно изменился. Традиционно это были алкоголь, табакокурение и азартные игры, потом, в ХХ веке, массовой проблемой стали наркотики, в конце того же века многие говорили о зависимости от телевидения. В начале ХХI века обозначились новые «хищные вещи века» - интернет, компьютер и многофункциональные средства мобильной связи.

Саша (имя изменено) проходит курс реабилитации в подмосковном центре для зависимых «Вершина». Ему 18, он здесь самый младший «резидент» (так называют пациентов реабилитационного центра) и единственный, кто страдает не от наркотической или алкогольной, а от компьютерной игровой зависимости.

«Играл я с четырех лет на приставке SEGA. А в школе стал играть в доту (DOTA, многопользовательская ролевая интернет-стратегия Defense of the Ancients - прим. РИА Новости). Это игра, которая затягивает очень многих подростков. Мой одногруппник играл в нее три года. Потом он переехал и жил какое-то время без интернета, так бросил играть на два года. Но потом снова начал. Я его подсадил. Теперь играет сутками», - рассказывает Саша.

Психотерапевтическая группа в реабилитационном центре Вершина НФ Здоровая странаЕго психолог Андрей Дмитриев говорит, что даже не спрашивает у Саши название игры, потому что такие подробности могут возбудить в парне приступ тяги. Заметно, что об игре Саша говорит с ностальгическим удовольствием и одновременно с обреченностью и злобой.

«Я заметил, что завишу от игры осенью, в одиннадцатом классе. Родственники меня еще с 14-ти лет ругали, что я слишком много времени провожу за компом, но я не обращал на это внимание и всегда находил оправдания. В 17 с половиной я уже понимал, что это нездоровое увлечение, но все равно продолжал играть. Я говорил себе: «Ну и что в этом плохого» и сутками просиживал за игрой. Я не общался с людьми, не выходил из дома, не жил».

Психолог рассказывает, что у Саши очень хорошо развито абстрактно-логическое мышление - парень на лету щелкает сложнейшие математические задачки и потрясающе играет в шахматы. Так же легко он и поступил в университет, правда, на платное отделение.

«Во втором полугодии одиннадцатого класса я уже почти не ходил в школу. Раньше я всегда учился на одни пятерки, а когда стал играть, то забил на учебу. Но какие-то знания все-таки остались, так что в университет я поступил, совершенно не готовясь. Я считал себя тогда успешным человеком».

В реабилитационном центре Саша находится около трех месяцев. Это сказалось на его поведении - он много анализирует прошлое и предельно откровенно говорит обо всем, что с ним произошло. Можно заметить, что Саше нравится говорить - как будто он не делал этого много месяцев.

Психотерапевтическая группа в реабилитационном центре Навигатор НФ Здоровая страна«Перед началом учебы в институте родители взяли меня с собой в Турцию, чтобы я перестал играть. Эти две недели мне ничего не хотелось делать. Я постоянно пил алкоголь, потому что не мог играть. Приехал в Москву с твердым намерением бросить [играть]. Родители жили отдельно от меня, но папа остался на две недели со мной, чтобы следить. Меня это ужасно бесило. Я был уверен, что больше не буду играть, но решил посмотреть видео чужих игр. Я смотрел, как играют другие, и возмущался, потому что сам могу делать это гораздо лучше. В результате я сел за игру. Первое время я старался ходить в университет и играть по два-три часа в день. Но игра затянула меня полностью за одну неделю. Через месяц я бросил учебу. Мне стал неинтересен окружающий мир, я ненавидел всех людей, даже маму и папу. Мне казалось, что все вокруг пытаются использовать друг друга, и думал, что такой мир слишком жесток для меня».

Психолог рассказывает, что у Саши очень сильно нарушены коммуникативные функции. За три месяца в реабилитационном центре он не смог влиться в коллектив. Он очень эгоцентричный, постоянно требует к себе внимания, быстро впадает в состояние агрессии и не знает, как от нее избавляться.

«Дота - это командная игра. Когда мы побеждали, я испытывал к участникам моей команды приступ доверия, когда проигрывали - ненавидел их всех. Я был очень агрессивным, бил по клавиатуре, стучал по столу кулаком, постоянно матерился. Мама боялась заходить в комнату, когда я играл. В этой игре все такие же помешанные, как и я. Я сменил около 10 команд, в каждой было примерно по девять человек. И все они играли постоянно, сутками, практически каждый день. За полтора года я встретил только одного парня, у которого помимо игры была девушка и работа, но он все равно играл каждый вечер».

Консультант реабилитационного центра во время работыСвою зависимость от игры признают далеко не все игроки. Многие утверждают, что игра не мешает им вести нормальный образ жизни, заводить семью и общаться с друзьями - и в то же время они признаются, что каждый будний день играют после работы, а в выходной могут потратить на это восемь часов, а то и больше. Если человек начинает делать успехи в игре, то ему становится сложнее «соскочить» - он пытается подняться все выше по «карьерной лестнице» эльфов и прочих монстров, а поднявшись на самый верх, может забыть реальную жизнь насовсем.

Для Андрея, психолога реабилитационного центра «Вершина», Саша - первый пациент с таким типом зависимости. Андрей - опытный психотерапевт, он восемь лет работает с зависимыми от наркотиков и алкоголя. «Есть определенный алгоритм работы с зависимостью, который может подойти игроману. А может и не подойти. Симптомы наркоманов и игроманов похожие, но биохимию мозга, зависимого от компьютерных игр, еще никто не изучал. Ведь никакого химического вещества, которое попадало бы в организм извне, нет. Существует сообщество Анонимных Игроманов, но это, в основном, зависимые от игровых автоматов и других азартных игр. Это немного другая история. Опыта лечения виртуальной зависимости в России нет, все, что предлагают клиники - это профилактика. Я не знаю, получится ли его вылечить. Это можно будет сказать, только если он как минимум пять лет не будет играть и при этом не станет алкоголиком».

Полный текст статьи http://ria.ru/analytics/20120404/617967294.html

 

Поделиться: